Главная» Без рубрики» Страх — химера белых крыльев

Страх — химера белых крыльев

В нашей с вами цивилизации статуса страх является табуированным ощущением. Более того, существует устойчивое мнение, что нельзя себе даже допускать такое — испытывать страх. Что же случилось с инстинктом, который немало способствует выживанию всем прочим детям матери-природы? Почему реагируя быстрее мысли и немало увеличивая шансы выжить, страх висит тяжким проклятьем над человеком разумным?

Давным-давно, когда у человека кроме его слабого тела ничего и не было, страх служил превосходным защитным механизмом и, обеспечивая виду легендарную гибкость к меняющимся условиям, вносил свой вклад в высокую приспособляемость. Затем стал развиваться интеллект, и человек оказался на новой ступеньке своего развития. Его разум, столкнувшись с необходимостью понимания всё более и более расширяющегося мира, усложнялся и усложнялся в погоне за необходимостью познания — это залог развития и конкурентоспособности. Само непонимание чего-либо (за которым следует сначала осознание непонимания, а затем осознание необходимости понимания) есть уже страх, который начал также расти и усложняться вместе с всё возрастающей сложностью познания. С каждой вехой в развитии социума усложнялся путь к доминированию и лучшей доле для каждого из людей. Есть множество тех, которые хотят получить то же, что и ты: успех и комфорт.
Итак, для тех, кто не получил в счастливое владение возможность развить нервную систему до уровня «высшая», настоящее так и осталось мерилом существования. Страх здесь простой инстинкт, который «включается» и эффективно делает свою работу, заботясь о сохранении вида. Что же касается нас с вами, то вместе с высокоорганизованной нервной системой росли и трансформировались, развивались и усложнялись, ломались и видоизменялись наши инстинкты, – наш «стартовый» набор, выданный эволюцией. Более всего, претерпел метаморфозу инстинкт самосохранения, известный как «страх».
Это мгновенное чувство опасности различной природы усложнилось и развилось вместе с нами. Теперь страх — это нечто другое, чем то ощущение, которое испытывали наши предки. Теперь мы боимся будущего, мы боимся всего того, что помешает нам утвердиться и быть счастливыми. Мир полон конкуренции и мгновенной опасности, а мы часто даже не можем обеспечить себя даже необходимым двухчасовым одиночеством и гарантированной защищенностью. Ведь любая защита имеет слабое место, и незаряженное ружье обязано выстрелить. Мира так мало, а мы меньше песчинки.
Один индус покончил с собой, а в предсмертной записке написал, что он уходит из жизни абсолютно счастливым. Уходит на том максимуме, после которого смысла жить нет, потому что будущее может отобрать у него счастье. Вот чем становится страх – повелителем. Надр азумом. Он определяет поступки, и им измеряется шанс на счастливое будущее. Страх доминирует, владеет сознанием, и даже больше — меняет его.
В современном обществе отношение к страху традиционно негативное. Всё, с чем связан страх, все его образы, – всё это чуждое зло, которое приносит мучение и боль. Это чувство считается чуть ли не эмоцией-предателем, которая испаряет уверенность в благоприятном исходе. Более того, существует мнение, что ощущение чувства опасности и уязвимости — это уже сама по себе опасность, неуклонно ведущая к гибели.
Кошмар со многими именами, истязающий человека и ищущий, как бы напасть – таков страх для человека разумного. И люди сражаются с ним. Зажмурившись, гонят его прочь. Мечтают забыть, как его ощущать. Боятся проявлять слабость, которая путает ноги, сбивает с дороги и убивает (фактически страх страха). В тебе уже поигрывает леденящим копьём первейший враг – страх. Бейся — или проиграешь!
Что ж, мужественный подход. Смелый, напористый способ истинного воина. Его побеждают, сламывают, изгоняют, отрицают. Но он не уходит, и его ощутимая тень лежит на поступках и решениях. Один из бичей, а может, и важнейший истязатель. Вот что для нас чувство страха. И к тому же он бессмертен, что также порождает страх самого страха.

Как же поступить с невероятно могущественным чувством страха (инстинктом?), во сто крат превосходящим хрупкое одиночество пытающегося выжить сознания?

Первый шаг (на самом деле «шаг» скорее для ранжирования, так как рецепт может иметь другой порядок, и нижеописанные этапы могут быть даже одновременны и синхронны) к обращению врага начинается с понимания природы страха.
Итак, для начала страх — это инстинкт, служащий сигналом опасности, чья реакция превосходит скорость мысли. Как рецепторы кожного покрова вопят о боли в головной мозг, так и страх замораживает мгновение/одергивает сознание, обозначая/маркируя вероятность боли. Данная простая аналогия ясно показывает, что эффективность сигнализации страха на порядок выше, чем физических рецепторов. А осознание опасности чувственно значительно превосходит построение логических взаимосвязей посредством мышления. Страх, закидывающий нас на дерево или бросающий в кусты, даёт нам драгоценное время, даёт нам фору для поиска спасительного решения. Следовательно, страх всё же не что иное, как механизм безопасности. Дальше несколько сложнее, потому что во владениях настоящего сильнейшему некогда бояться – ему нужно выживать, и ощущение страха притупляется. А вот неизвестность опасностей будущего (не знаешь, с какой стороны отразить), количество их (возможно, придётся отражать со всех сторон?) и сила (выдержат ли щиты?) рождают тревожное чувство, способное мгновенно преобразиться в страх, подавление которого весьма затруднительно.
Но теперь избавление от него уже не первоочередная задача. Понимание страха как части человеческой природы подводит к дальнейшему, — второму шагу. Так как бояться нам самих себя — совершенно пустое занятие, можно попробовать присовокупить его к ощущениям и признать страх частью нашего спектра чувств. Тех, кои испытывать нам в порядке вещей. Именно «испытывать», а не подавлять, сосредоточившись на самом факте ощущения и забыв обо всём.

Второй шаг являет собой испытание страхом. Нет, это не мазохизм. Как герой следует в логово дракона, так и нам необходимо войти в тенета страха, чтобы добраться до нашего собственного «дракона». Созерцательное ощущение позволяет познакомиться с тем, какова наша реакция на страх, как долго она длится, и когда, наконец, ощущение опасности можно ожидать. Как исследователи дикой природы, затаив дыхание, наблюдают за зверем, так и нам следует познавать наши ощущения. Что практически даёт чувственное познание страха? Узнав свой гормональный выброс, теперь возможно практически 100% вероятно идентифицировать наступление страха и круги тревоги, расходящиеся по мыслям и мгновенным построениям вариантов будущего. Теперь фактор неожиданности отсутствует, и страх лишь сопровождает и понукает, более не шокируя и не уводя разум в пике тревог и сожалений. Таким образом, страх теперь урезонен и снова инстинкт, который лишь подгоняет скорость мысли и поисках решения обеспечивающего выживание. Этакая уловка, которая локализует страх в моменте переживания — в настоящем. Эффект изоляции. Образно говоря, часто для современного человека страх — это власть, подобная тем ветвям, которые его никак не пускают с дерева, на которое он взобрался, повинуясь чувству опасности. Однако вероятность подобного уже не так велика. Страх уже не повелевает, — он ускоряет и даже несколько тонизирующее встряхивает.

Итак, страх — только часть нас. Страх — наше оружие, волшебным образом обороняющее нас от опасности или держащее нас от неё на расстоянии. И создаваемую им тревогу можно ощущать только как часть того спектра чувств, который посещает человека.
Тут необходимо, однако, оговориться, что описываемый страх является реакцией в моментном настоящем изменчивого мира. Другими словами, речь идёт о мгновенной реакции на внезапно поступающий раздражитель в настоящий момент времени. Причём этот раздражитель нами идентифицируется. То есть мы идентификацией регистрируем источник и переходим к его подавлению. Стремимся избежать опасности. Но вот как быть, если идентификация невозможна (тогда источник не подавить), и нас просто тревожит будущее, тенью страха и неуверенности вставая за спиной?
Изучение, познание, принятие и локализация — это, конечно, отлично. Сложнее с опасениями будущего. Много сложнее. Главная сложность в множественности вероятных источников «огня и воды». Кои не менее уникальны, чем тропинки сквозь них.
Люди всегда имеют в виду будущее. Всё настоящее — это действия, которые призваны обеспечить будущее. Наилучшее будущее. И тут человека подстерегают тревога или страх. Ясно, что локализовать его в настоящем не удастся: биохимия тела не придёт подкреплением и не заместит, не притупит чувство тревоги/страха. Следовательно, сосуществование с данным чувством не является решением. Но выход всё же есть. И он как в самом источнике наших чаяний, так и в нашем осознании себя и своих возможностей.
Начнем, пожалуй, с конца. С того итога, который является символом поражения и смерти наших мечтаний и ожиданий. Чувство опасности в настоящем — это обычно или угроза здоровью, или угроза лишений и потери статуса как в глазах общества, так и своих собственных глазах. Приступ тревоги и сомнений о счастливом будущем гораздо тяжелее, потому что это угроза конечного несчастливого итога. И в отличие от настоящего, где есть будущее, в будущем дальше этого конечного неуспеха нет ничего. Вот будет там неотвратимый фатум — и всё. Вот грядёт он, и будет. Да-да, конечно есть и за будущим будущее, но человек обычно не мыслит такими категориями – будущее для него это то, что настанет. И всё. В отличие от настоящего, которое уже настало. Настоящее настало, но мы держим в уме, что ещё грядёт и будущее. То есть впереди всегда что-то есть. А что впереди будущего? Да казалось бы и ничего. И вот это «ничего» и заводит своей оконечностью нас в тупик. И мы мечемся мыслями и тревогами в настоящем, всеми силами стремясь избежать не успешной «оконечности» будущего. Итак, как вывод: для начала необходимо помнить о неоконечности времени, о том, что пришедшее будущее меняет имя и становится настоящим, а за ним уже стоит новое будущее. Что же теперь? Теперь полегче. Мы уже знаем, что наш неуспех в будущем если и наступит, то это наступление ознаменует трансформацию будущего в настоящее, и мы сможем побороться в этом новом настоящем за успешность дальнейшего будущего. Времена сменяют друг-друга до нашего последнего вздоха – об этом нужно крепко-накрепко запомнить. Да, однажды будущее не придёт. Но знать нам этого «однажды» не дано. А если так, стоит ли принимать в расчёт вечно неопределимую переменную? Одиночество может подавить и терзать нас, но уже мгновением позже солнце снова выглянет из-за туч. И тут мы подходим уже к многовариантности будущего.
Определившись, что терзание в настоящем о будущем нерационально, потому что каждое будущее превращается в настоящее (а в настоящем мы-то уж поборемся со страхом и тревогами), и за ним следует новое будущее, нам остаётся нанести решающий удар нашим переживаниям. Удар этот есть не столько понимание, сколько постоянное принятие во внимание многовариантности будущего. Не буду усложнять: будущее с любой долей вероятности является вероятностью. А так как 100% нет, то будущее всегда только вероятность. То есть даже когда всё складывается не так, как хочется, и козыри все вышли, гибельная неотвратимость вдруг делает или весьма глупый ход или не делает его вовсе. То, что грядёт, может быть плохим или не очень. Однако то, что зовут чудесами, происходит не так редко, как вам кажется. Да и чудеса эти не что иное, как то самое, чего вы не учли. Или же то, что могло произойти с малейшей, ничтожной долей вероятностью – и произошло.
Страх и тоска, а так же сомнения и тревоги об опасностях будущего уже совсем робки. Мы знаем, что за будущем грядёт будущее. Мы знаем, что это будущее настолько многовариантность, что само может вытащить нас из болота без всяких наших усилий (но это не значит, что мы должны быть пассивны!). Осталось самая малость: осознание того, что мы имеем.
У каждого человека есть счастливый минимум (оговорюсь, речь идёт о среднестатистическом человеке, или, если угодно, «человеке при прочих равных условиях»). Это семья и врожденные предрасположенности к определённым способностям. Всегда нужно помнить, что вы находитесь не на горной гряде, где под напором ветров вам постоянно грозит падение в гибельную пропасть. У вас всегда есть та стена, к которому вы можете прислониться, – ваши близкие. Всегда есть их любовь, которая всегда даст вам отдохновение и энергию. Это то богатство, которое обычно обладающие не замечают – ибо владеют. Что бы не случилось, какие бы опасности вам не грозили, — просто вспомните о тех, кто с вами был, и кто с вами будет.
Очередной (уже третий) верстовой камень пройден. Страх как чувство возникшей опасности, страх настоящего, это не более чем важный инстинкт, познание и признание которого вкупе с локализацией позволяет не контролировать, но обращать данное чувство в союзника. Подождём будущего, тогда и посмотрим (если опасность не передумает случиться, ибо в будущем всё возможно, а также великая тайна не только для нас, но и для наших страхов). Тревоги и страхи разной природы могут обескровить нас, и дать почувствовать горечь поражения. Но они не лишат нашего пристанища – тех близких, которые с нами и в горе, и в радости.
Таким образом, тень одиночества как мнимая оконечность бед, как та бездна, куда увлекает водоворот сонма опасностей, меркнет, бледнеет и почти истаивает полностью.
Каждый имеет свой талант и каждый способен развить способности, уж простите за каламбур. И даже если кажется, что царь невезения именно вы, отчаиваться не стоит. Потому как завтра может весьма удивить вас, показав вас той сильной стороной, о которой вы и не подозревали. Ну а если вы знаете, в чём ваша сила, или уже на пути к пониманию, — то вопросов и быть не может. Вы не менее опасны ваших опасностей, и пусть они попробуют одолеть вас.
Феномен страха, конечно, не беспочвенен, и его не развеять аутотренингом. С тех самых пор как человек определил категорию «неизведанное» как бесконечную величину, чувство страха — завсегдатай наших ощущений. Страх креативен и многообразен, могуч и цепок. Однако если в один прекрасный момент проявить готовность к познанию этого чувства и смочь действительно посмотреть ему в лицо, результат принесёт плоды. Терять-то кроме самого страха и тревог вам нечего.
Да, вокруг нас реальность, которая ничем нам не обязана, и наше на неё влияние находится лишь в рамках наших скромных сил. Но всё равно у нас есть шанс творить свою звезду. И первый посыл к этому заключается в обращении Страха в страх. Всё, что вы читали выше, — не открытие, но структурированное напоминание. А дальше? Делайте всё настолько, насколько максимально возможно. И будете готовы встретить всё, что не выпадет. Если будете готовы – вы непобедимы.

Нет комментариев к “Страх — химера белых крыльев”

    Оставить комментарий

    Лимит времени истёк. Пожалуйста, перезагрузите CAPTCHA.

    * обязательные для заполнения поля